«Совершенно очевидно, что сосуществование родного
языка и изучаемого зарубежного языка при малом
количестве верных образцов последнего представляет собой почву, комфортную для образования смешанного языка, кроме того таковой получается, конечно, из
иностранного, не который имеет в основном достаточной опоры в окружении.
Опыт, как известно, показывает, что если не осуществить
особых мер, то анализируемый иностранный язык в той
или иной мере обыкновенно оказывается смешанным,
т. е. переполненным всякого рода варваризмами... как
в сфере словоупотребления, так и в сфере синтаксиса и, может быть, в первую очередь в сфере произношения»