х часов, то Дикой орёт: "Да что ты ко мне лезешь со всяким ерундой! Может, я с тобой и говорить-то не хочу. Ты обязан был прежде узнать, расположен ли я тебя слушать, дурака, или нет. Так прямо с рылом и лезешь беседовать". Дикой делает все, что ему заблагорассудится, потому что он знает, что раздавить человека при его деньгах ему ничего не стоит. "Для кореших ты честный человек, а я полагаю, что ты разбойник, вот и все. Хотелось тебе это слушать от меня? Так вот слушай! Говорю, что разбойник, и конец! Что же ты, судиться, что ли, со мной будешь?.. Так знай, что червяк, захочу — раздавлю". Главной суть существования Дикого — обогащение.

Он не в силах управиться с собой, когда нужно расплачиваться с рабочими. Сам он говорит, что у него "сердце такое". "Я отдам, отдам, а обругаю. Потому всю внутреннюю разжигать станет... и в те поры ни за что обругаю человека". Дикой невежественен и суеверен. Гроза в его осмыслении — это проявление определенный сверхъестественной силы. В речи его множество просторечий: "аль", "что ль", "пропади пропадом" и т.п., но выше всего в ней ругательств: "проклятый дармоед", "разбойник" и др.

Прочим ярким представителем мира "темножество царства" выступает в пьесе Кабаниха. Кабаниха — защитница старых основ существования, обрядов и традиций "темного царства". Ей же кажется, что дети стали выходить из подчинения родителей. От собственных детей и Катерины она требует осуществления всевозможных старинных обрядов, мешающих проявлению всевозможных искренних чувств. Сама она вынуждает кланяться в ноги. Орёт на Катерину: "Что на шее-то виснешь! Не с любовником. Аль порядку не знаешь? В ноги кланяйся!" Она возмущена тем, что Катерина "не воет", проводив мужа. Кабаниха ощущает, что настает конец старине, она регулярно сетует на неисполнительность молодежи, на ее неумение жить, хотя в ее доме все подчиняются ей.Кабаниха не любит все новое, верит всем нелепым выдумкам. Кабаниха не работает торговой деятельностью, как Дикой, и поэтому арена ее работы — семья. Она не считается с интересами и склонностями собственных детей; на любом шагу оскорбляет их своими подозрениями и укорами. По ее убеждению, базой семейных отношений обязан быть боязнь, а не взаимная любовь и почтение. Свобода, по мнению Кабанихи, осуществляет к крушению старых порядков. Кабаниха — ревнительница и защитница нравственных принципов домостроя. Ее "сердце-вещун" ощущает, что приходят новые времена, и поэтому она преследует в собственных домашних любое проявление инакомыслия.
Между Диким и Кабанихой очень много совокупного. Их объединяет деспотизм, суеверие, необразованность, бессердечие. Но Дикой и Кабаниха не воспроизводят кореш друга, а дополняют. Кабаниха хитрее Дикого. Дикой не прикрывает собственного самодурства. Кабаниха же кроется за бога, которому она как-будто является. Кабаниха страшнее его и вреднее. Авторитет ее признан всеми, даже Дикой говорит ей: "Ты одна во всем городе умеешь меня разговорить". Кабаниха ни при каких обстоятельствах не бранится, не употребляет бранных слов, но каким издевательством веет от ее "ласковых" слов: "Не слыхала, мой друг, не слыхала, врать не хочу. Уж кабы я слыхала, я бы с тобой, мой приятный, тогда и не так заговорила". Образ Кабанихи типичен. Она защитница духовной тьмы, кабальных социально-экономических отношений, в которых решающую значение играют денежные средства. Она душит все живое вокруг себя. Она сделала собственного сына нравственным калекой, уродом, боящимся встать на защиту собственных семейных интересов. Она привела Катерину к гибели, вынудила Варвару убежать из дома. Жить возле нее абсолютно нельзя.

Рисуя образы таких героев, Островский абсолютно понятно показывает, что жизнь в провинциальной Российской федерации отстала и жестока, что правят данной жизнью граждане, которым нет дела до человеческого преимущества и внутренних устремлений прочих. Таков суровый вердикт самодурам русской существования, который звучит в драме "Гроза".