Значимым в процессе познания конститутивных признаков научных текстов представляет собой наличие элемента дискуссии. Рекламный дискурс на практике целиком входит в медиапространство, оказывая влияние на адресата через инразвитие для создания мотивации к действию (формирование нужды осуществить покупку, имиджа общественных деятелей и компаний и побуждение к некой линии поведения по отношению к ним) в жанрах пропаганды (плакаты, доклады, публичные выступления, полемики в СМИ) и агитации (воззвания, листовки, плакаты, транспаранты, выступления на митингах). При данном медиапропаганда, действуя через аргументацию, оперирование фактами, оптимальное уверение, сопоставляется с педагогическим дискурсом, а агитация, которая основана на эмоциональном внушении, коррелирует с рекламным дискурсом. Медиадискурс сближается с религиозным, рекламным, политическим дискурсами функционально на базе внушения, т. е. навязывания поступков и состояний. В религиозно-проповедническом дискурсе отмечается значимость агитационного момента. Массмедиа, религия и политика базируются на мифологизации сознания, вере в магию слов, значение лидера-Божества, заимствовании приемов манипулятивного влияния, ритуализации коммуникации (жанры обещания, проповеди, лозунга и др.). Пересечение бытового и медиадискурса осуществляется регулярно при сочетании с прочими типами дискурса (политическим, рекламным, религиозным, спортивно-игровым, медицинским и т. д.) в зависимости от тематики разговора. Главной функцией бытового дискурса выступает фатическая (общение для общения), а не информативная. При данном разными видами бытового или праздноречевого дискурса выступают эмоциональное, артистическое и интеллектуальное общение. Но представляется, что бытовой дискурс, включенный в медиапространство, укрепляет его тиражированием идей и воззрений с последующим их формированием и принятием решений и поступков. Недопустимо не согласиться с Е. И. Шейгал в том, что фатическое общение преобразуется в информативное, когда обсуждение политической и др. обстоятельства становится главной целью общения, очень в массмедиа. Художественный дискурс пересекается с медиадискурсом в данных литературных жанрах, как мемуары, документальная проза, саркастическая поэзия, памфлет, в определённых фольклорных жанрах (анекдот, частушки) и др., в жанрах креализованных текстов изобразительного и исполнительского искусства – плакат, карикатура, телепародия, кинофильм, телеспектакль и др. В массмедиа для художественного дискурса характерен социальный заказ с целью утверждения или разрушения стереотипов, создания или разоблачения социально-политических мифов, предельного осмысления и интерпретации прошедшего с проекцией в настоящее, создания некой ценностной картины мира (обращение к фольклору в Германии 30–40-х годов). Политический, спортивноигровой и медиадискурсы характеризуются состязательностью, конкуренцией, борьбой за право быть первым (первым известить новость, первым прийти к финишу, одолеть на выборах и т.п.), что сказывается в метафорической картине. Медиадискурс усиливает уровень состязательности в процессе приближения завершения состязания. Информационные войны способствуют пересечению массмедиального, военного и политического дискурсов в данных жанрах, как военная доктрина, военнополитическое соглашение, ультиматум, мирные переговоры, пропаганда, агитация. Кроме жанровой корреляции между типами дискурса, отмечается также соотношение и взаимопроникновение жанров в медиадискурсе. К примеру, значимое место в информационном пространстве занимают таблоиды – публикации, которые относятся к бульварной прессе, специализирующейся на скандалах, преступлениях, происшествиях, рассказах о существования популярных людей, которые быстро конкурируют с серьезной прессой. Воздействие таблоидов на политическую жизнь – новое явление в медиадискурсе («Экспресс-газета», «Собеседник», «Версия», «Мегаполисэкспресс», «Совершенно секретно», «Пионер» и т.п.).